dkGG0GCW5ts

Решила написать сегодня о тех, кто был премирован (попал на раздачу «слонов») на «Арфе Давида» и разместить их конкурсные стихи (а то вдруг я вас обманываю и никто из нас не поэт, м?). Конечно, все помним про авторские права — эти строки здесь размещаю лишь для ознакомления.

Итак, согласно информации сайта «Арфа Давида»,  на отборочный тур было прислано более 30 заявок поэтов и переводчиков из 9 стран мира, 6 регионов России и 10 городов Израиля.  Возраст участников — от 18 до 75 лет.  15 февраля были определены победители турнира поэтов и обладатели специальных призов.

1-е место: Мария Малиновская (Беларусь, Гомель)

***
Как в воде лицо — к лицу,
так сердце человека — к человеку (гл. 27, ст. 19).
Я твоя неимоверная…
С этой бедностью, и бледностью,
И пугающей бесследностью…
Я тоска твоя вечерняя…
Я твоё успокоение…
Море, мачта корабельная,
Парусная колыбельная,
Дня июльского успение…
Я твои причалы-гавани,
Я твои печали-плаванья
И твоя невеста славная,
Но не в платье – в белом саване…
Но Другим себе завещана,
На святой алтарь положена,
То есть, грубо навзничь брошена –
Не как жертва, но как женщина…
Я твоя – Мария… Кто же ты?
Кто же сын мой? Но по Библии…
Так ли было?.. Да и было ли?.. –
Жизни наши прежде прожиты…

2-е место: Саша Зайцева (Россия, Санкт-Петербург)

***

Я забыла, как была счастлива с Вами,
я и боль-то стала уже забывать.
Запах свежего кофе на рассвете,
стол, заваленный книгами и стихами
и Библия, раскрытая на странице 675.
Розовый лепесток, похожий на крыло бабочки,
засушенный на память о нашей нежности,
в случайной фатальной небрежности
оказался у соломоновой строки —
«Подкрепите меня вином,
освежите меня яблоками,
ибо я изнемогаю от любви».
Увы, я изнемогаю от пустоты,
я заполняю ее библейскими строками,
песнями на французском,
общением на «ты».
У нас было нечто определенно стоящее,
Вы заменили его смесью одиночества и суеты,
а под сердцем у меня появилось что-то колющее,
я ношу его с собой, как оружие от новой любви.
Наша песня песней оборвана и предана Вами,
и я стала забывать ее пронзительный, чистый мотив.
«На ложе моем ночью искала я того,
кого любит душа моя, искала его и не нашла его.
Встану же я, пойду по городу, по улицам и площадям,
и буду искать того, которого любит душа моя».
Я знаю, что мне никогда уже
Вас не найти.

3-е место: Евгения Босина (Израиль, Нагария)

Так что ж это всё-таки было –
Бессмысленный вымысел, вздор?
Не ты ли шептал мне, не ты ли:
«Не думай… Гам зэ яавор»?*

О, да всё пройдёт, несомненно,
Истлеют тела и слова,
Но всё же из праха и тлена
Опять прорастает трава.

Не роща –так… малая малость,
В пыли, у развилки дорог,
Но то, что финалом казалось,
Лишь к пьесе грядущей пролог.

Не знаю, к какой… И на что мне?
Актёрская новая рать,
О пьесах минувших не помня,
По-новому станет играть,

Наполнится новое утро
Симфонией пашен и вод,
И кто-то печальный и мудрый
Вновь скажет: «И это пройдёт!»

Пройдёт, отзвучит, оттревожит,
Как этот ночной разговор.
Любовь наша, память… О, Боже,
Неужто гам зэ яавор?!

*Гам зэ яавор. – И это пройдёт (надпись на перстне царя Соломона).

Приз зрительских симпатий: Марк Луцкий (Израиль, Хайфа)

Суламифь (рондель)

«Свой виноградник я не сберегла» –
Звучало как упрек для Соломона.
Подобно колеснице фараона
Умчалась, позабывши про дела.

А надо мной смоковница цвела,
Был ветерок прохладный от Хермона.
«Свой виноградник я не сберегла»
Звучало как упрек для Соломона.

Любовь моя, что белые крыла,
Они укроют груди, бедра, лоно.
Я в яркой «Песне песней» Соломона
Через столетья это пронесла:
«Свой виноградник я не сберегла…»

Приз за лучшее конкурсное стихотворение о царе Соломоне: Нахум Виленкин (Израиль, Петах Тиква)

Шломо

…просыпайся сынок – пора
заждалась дорога
ослы под седлом
и слуги сварили рис
и я уже песню спел
для нашего Б-га
и уже петухи
на заднем дворе
подрались

слушай сынок – Мория есть гора
вздыбленной грудью
к небу устремлена
с трудом унимает дрожь
знаю что твой удел
будет непрост и труден
но не трудней чем было
острить Аврааму нож

знаю сынок – на этой горе
груз и великая слава
дом для Г-спода строить
не каждому суждено
ты был выбран небом
и это твой день по праву
доедай же свой хлеб
Шломо
допивай вино…

Приз «Песня Песней» за лучшее стихотворение о любви: Марина Викторова (Эстония, Таллинн)

ВДОХ

Вот и всё. Что-то умерло. Точка прибытия.
Для безвременья осень — надёжный привал.
Пролистни и забудь
и людей, и события,
Тех, в которых доселе себя забывал…

Всё пройдёт. Поминая царя Соломона,
Пусть баюкает осень мятежную грусть,
Отпусти — перебесится,
канет, утонет…
Что должно, то уйдёт. А уйдёт — ну, и пусть.

Вот и всё. Это — выдох… А взлёты на вдохе.
Подведи под чертою резонный итог,
И подумай,
а так ли дела твои плохи?..
Переждал, пережил, оперился,
и-и-и … ВДОХ!!!

Приз «За улыбку!» за лучшее юмористическое стихотворение: Иосиф Рабинович (Россия, Москва)

СУЕТА СУЕТ

Соломон Давидыч в размышлениях:
Сорок лет на троне — не пустяк,
Позади победы и свершенья,
Слава и богатство, наслажденья!
Утомили битвы и сраженья,
Всё одно — победы, пораженья,
Дамы  не приносят облегченья,
Ничего не хочется — иссяк!

Всё иссякло — копи оскудели
И величия былого нет,
Дней твоих размотаны кудели,
И молотит сердце еле-еле,
И красотки юные в постели
Разбудить желанья не сумели,
Тут и понял, что на самом деле
Всё на свете — суета сует!

Специальный приз жюри за лиричность и богатство языка: Наталья Чиркова (Ирландия, Дублин)

ПРАПРА

В этой истории главное – книжная полка,
Та, чей манил и манит сурьмяной полумрак.
К ней магнетически тянет нарядная елка
Комнатный лес из зеленых колючих фаланг.

Здесь Дон Кихот по соседству прижался к Майн Риду-
Всадник-чудак боком к всаднику без головы-
Скачут в пространстве сугубо моем — не Эвклида.
Что им меж книжек глубокие узкие рвы?

Цокот копыт по бумажным холмам и пригоркам.
Цокот ногтей любопытной девчачьей руки
По переплетам, по вязи из сладких и горьких
Судеб, чьи корни запрятаны под корешки.

И духмяная дремучесть рождественской ели
Тянет наружу толпу приключений из книг.
В гуще ветвей хватит места гостям еле-еле,
Если столетья не сгрудятся в трепетный миг.

Тут и глубокие копи царя Соломона,
Три мушкетера, Джек Лондон и Робинзон,
Пушкин, Лесков, Лунный камень и том Сименона —
Калейдоскоп из костюмов, регалий, корон….

Мой маскарад, мой прием, мой тайник, мои копи,
Мой нафталин, канифоль, старомодность и пыль…
Или песок под-над златом волшебных утопий-
Вечная сказка с намеком на лучшую быль.

Ноги босые по тропке игольчатой ветки
С полки торопятся в призрачный сумрак веков.
Матери окрик: Вернись! Ты окажешься в клетке!
Дочь, опасайся богатых седых стариков!

Чары царя бередят юных дев зыбкой новью,
Застят глаза груды золота и серебра.
Бабка-язычница тоже спешила с любовью!
Будь же ты мудрой в родного по крови прапра…

Специальный приз от Людмилы Чеботаревой за переводы на 5 языков для книги «Чертополох»: Виолетта Сакович (Украина, Умань) (переводы размещены в книге, поэтому здесь я их опубликовать не могу).