push1

Сегодня Пушкинский день. У Александра Сергеевича много замечательных вещей, которые я искренне люблю — «люблю» в данном случае означает, что едва ли не каждое слово катаю языком туда-сюда и восклицаю «Ай-да Пушкин, ай-да сукин сын!» (и тут ничего нового, без него, как видите, придумать не могу).

Он очарователен. Он жив. Он трагичен. Он чувственен и тонок, слова идут за ним, как дети, садятся в ряд и начинают болтать ножками и слушают его внимательно, будто верят, что он понимает в них больше, чем тот, кто дал человеку Речь.

О Пушкине сказано много. Слишком много, наверное, так что это стало некоторых даже раздражать. В общем, это Пушкину все равно — он давно уже свободен от всех нас.

Сегодня на душу особенно ложится вот это:
* * *
Не дай мне бог сойти с ума.
Нет, легче посох и сума;
Нет, легче труд и глад.
Не то, чтоб разумом моим
Я дорожил; не то, чтоб с ним
Расстаться был не рад:
Когда б оставили меня
На воле, как бы резво я
Пустился в темный лес!
Я пел бы в пламенном бреду,
Я забывался бы в чаду
Нестройных, чудных грез.
И я б заслушивался волн,
И я глядел бы, счастья полн,
В пустые небеса;
И силен, волен был бы я,
Как вихорь, роющий поля,
Ломающий леса.
Да вот беда: сойди с ума,
И страшен будешь как чума,
Как раз тебя запрут,
Посадят на цепь дурака
И сквозь решетку как зверка
Дразнить тебя придут.
А ночью слышать буду я
Не голос яркий соловья,
Не шум глухой дубров —
А крик товарищей моих,
Да брань смотрителей ночных,
Да визг, да звон оков.

Почему-то вспоминается мне одна моя чудная весна, которую я встретила в Калининграде. Я провела целый день на краю Земли — на Куршской косе и я там была одна. Так что делала примерно то, о чем мечтал Пушкин. Человеку иногда удается быть счастливым и свободным одновременно.

Pbn78r_EAzk