Все стихи..

«Четыре буквы «О»…»

***

Четыре буквы «О» —
Осень,
Одиночество,
Ожидание,
Отчаяние, —
постепенно приводят
тебя к пониманию того,
как важно быть нищим,
без прошлого, настоящего,
без мечты о будущем,
ходить по улицам
и любить эти голые
тонкие ветки,
без надежды на ответную
любовь.
С закрытым наглухо сердцем,
без права на чудо,
без права избавиться
от всех этих»О»,
которые, конечно же,
прежде всего — о Нем.

Zk9e6YyGAbI

«Я буду счастлива, пока ты поешь…»

***

Я буду счастлива, пока ты поешь
в зеленом парке старую военную песню.
Ты очень красив, и голос отмерен Богом
из лучших запасов, из бутыли
темного стекла, запрятанной
в дальнем углу погреба.
Щурится солнце. Недавно прошел дождь.
Первые желтые листья падают.
Голуби дерутся за крошки хлеба.
Пока ты поешь, я плачу от счастья,
я верю в него и даже, быть может,
потом ты меня поймешь,
и за чаем с вареньем
мы откроем друг другу души…
Я знаю, что когда окончится песня,
я уйду и ты уйдешь,
но я буду счастлива,
пока ее буду слушать.
Отмерены музыкой эти минуты две,
сердце считает последние секунды…
пока ты поешь, я верю,
что истина есть, и она повсюду,
Когда ты окончишь —
она растворится
во мгле.

3bEi6h-lknU

«Захотелось внезапно, чтобы настала глубокая осень…»

***

Захотелось внезапно, чтобы настала глубокая осень,
чтобы дожди зарядили на недели две или три,
чтобы — сумрак в комнате,
чай горячий, плед, вязаные носки,
книга про рыцарей и сон дневной,
внезапно накрывший волной
шороха осени, запаха прелой листвы.
Захотелось крепко истосковаться по тебе осенью
и в беспросветный дождливый день —
позвонить без повода,
а лучше — приехать в гости
и угадывая в глазах твоих
давнего ожидания тень,
прижаться щекой к плечу,
укрытому кольчугой свитера,
сказать — посмотри,
какой ливень пошел,
и подумать —
мой добрый рыцарь,
как же с тобой
хорошо.

d3-93etmjCw

«Вот уже скоро-скоро выйдет срок…»

***

Вот уже скоро-скоро выйдет срок этому сумасшедшему лету,
и в один из последних солнечных августовских дней
мы наберем в пакетик сухие кленовые вертолётики,
будем пускать их с балкона
и смотреть, как кружатся они.

Ты знаешь, я очень-очень люблю август —
воздух становится таким прозрачным,
словно мы теперь живем без атмосферы,
и все такое четкое в этом воздухе,
и слышно, как разрезает крылом время
кружащееся семя кленовое.
В августе все такое красивое и хрупкое,
как умирающая любовь,
хочется ловить эти последние мгновения тепла,
потому что потом будет осень,
а дальше, как назначено, придет зима.
Но пока еще мы вместе, пока еще не вышел нам срок,
мы соберем в пакетик сухие кленовые вертолётики
и будем, как в детстве, целый день пускать их с балкона,
а вечером пойдет дождь.
Мы заварим крепкий чай
и будем пить его с шоколадкой.
Мы так и не научились жить толком,
и может быть, не было смысла
в жизни нашей негладкой,
но один прекрасный, осмысленный день
все-таки был.

yUzh_cQx724

«Я хотела бы выдумать для нас …»

***
Я хотела бы выдумать для нас
такую большую искренность,
такую нежную дружбу
и добрые подарки к знаменательным датам,
но то, что придумал нам Бог,
оказалось и прекрасней, и проще — в плацкартном вагоне
чай остывает в стаканах, закованных в латы,
и в открытое окно ты ветру подставляешь ладони.
Там, откуда мы возвращаемся теперь,
мы были бездумно щедры
на беседы и ночные прогулки,
и я прикипела сердцем к тебе,
так наивно и глупо
обрекая себя на неизбежные муки.
Я смотрю на тебя близоруко,
обретая ясность взгляда и осознание,
что несбывшаяся наша близость рук —
наше лучшее окончание,
что из всех сценариев разлук
добрый Бог приготовил нам лучшее, что смог —
день догорает в купе плацкартном,
чай остывает в стаканах, поезд идет на Восток,
и ты, очерченный светом неверным,
и ветром, и запахом поля,
и я, беспричинно счастливая
рядом с тобою.

x_2KNT6_Zy4

«Те, кого я потеряла…»

***

Те, кого я потеряла,
будут счастливее тех, кто потерял меня.
Наша игра в перетягивание одеяла
закончилась в Вашу пользу,
почему же Вы не уходите, уходя?
Женский взгляд снизу вверх
прибавляет мужчине сходства с Богом,
и ребровое наше происхождение
выходит для нас боком —
мы так радостно ищем в мужчинах мужчин и первородцев,
что с трудом верим глазам своим,
когда различаем в «единственных и святых»
двойное дно и сидящих там
маленьких склизких уродцев.
Я улыбаюсь вам улыбкой болезненной и кривой,
смешанной со слезами —
мой Бог и герой,
вы оказались такой
отвратительный, подлый и пустой,
как же быть мне теперь, где искать Вас,
если Вашего нет ничего в оболочке,
которую я считала Вами?
Вы звоните мне по утрам
и спрашиваете, как дела дома,
ключи от которого вернули мне
как ненужное больше счастье.
Я покупаю в киоске ластик
и стираю в планах на жизнь —
«Выйти замуж за ***» …

Я улыбаюсь и закрываю глаза.
Вы звоните и спрашиваете, как дела,
что означает на самом деле —
Вы понимаете, что потеряли меня
без шанса на возвращение,
а я понимаю, что приобрела
стойкое отвращение
к своей тяге смотреть на мужчин снизу вверх.
Я остаюсь дома одна
и натягиваю бесформенный свитер,
скрывая женское происхожденье.
Из моих любимых Вы будете несчастнее всех,
что не прибавит мне радости,
к сожаленью.

 

aigboUlBCco

«И когда подступает отчаяние…»

***

И когда подступает отчаяние —
кажется, мне не дотерпеть
до нашей встречи,
в огромном
теплом свитере твоем
я иду на кухню
согреть себе чаю.

 

Кажется,
мне все еще не по размеру
моя большая взрослая жизнь,
я любуюсь на солнце,
которое качается в чашке,
я продолжаю верить
в безразмерность
тепла и счастья,
в целебное свойство объятий,
в волшебный твой
теплый свитер,
во встречу,
которая будет,
в чудеса,
которые есть.

pqVBvc8-dKY

«На вдох и выдох проходит ровно две вечности…»

***

На вдох и выдох проходит ровно две вечности.
Падают листья в парке Фонтанного дома.
Когда-нибудь я достигну детской беспечности,
нарушая смертельного тяготенья законы.
Когда-нибудь я обрету две большие ценности-
одну жизнь с тобою и семеро общих внуков,
у нас будет много картин на стенах и
когда я умру, будет чудесное ясное утро.
И я поднимусь по винтовой лесенке
к служебному входу нашего мирозданья —
там дежурные ангелы вышивают крестиком,
следя за порядком в зале ожиданья.
Мне протянут бланк самой трудной анкеты,
и я попрошусь, если дозволят, конечно,
на важную должность — вырезать по трафарету
кленовые листья всю оставшуюся вечность.
Ты тоже умрешь, но снова родишься на свет,
а я уж не стану, прости, работы так много!..
Будет грустно — выходи прогуляться в обед
в старый парк. И с неясной тревогой,
измеряй аллеи шагами, считая вечность,
собирай букеты опавших кленовых листьев.
Милый, все они разные! Это моя беспечность.
Я выбросила трафарет.
Я купила краски и кисти.

t4h51CsCXc8
Table of Contents